Page 1 Fasebook Group 4 Group 3 Group 8 Group 7 Image 2 Group 34 Group 47 tw vk YouTube

Начало космической эры

После окончания второй мировой войны СССР очень нуждался в мощных ракетах, которые могли бы покрывать тысячекилометровые расстояния, по пути поднимаясь в космос. Результаты ракетостроения 30-х годов были переосмыслены, а отрасль поднята на новую высоту. Появились новые мощные ракетные двигатели и технологии, позволявшие ракете нести большую полезную нагрузку — как военную, так и гражданскую. И вот в 1957 году мы вышли за пределы земной атмосферы, и слово «спутник» понимают на всех языках мира. Мы посылали в космос братьев наших меньших и они не только поднимались на орбиту, но и благополучно возвращались. Мы всего в шаге от главного свершения.

Пустая бутылка с пробкой из под французского шампанского, 1959 г.

В 1957 г. французский винодел Анри Мэр после запуска первого искусственного спутника Земли заключил пари с советским консулом о том, что спутники летать будут и дальше, но никто никогда не сможет увидеть обратную сторону Луны.

И когда фотография, сделанная «Луной-3» 4 октября 1959 года, появилась в газетах всего мира, винодел признал себя побежденным и прислал тысячу бутылок шампанского на адрес Российской академии наук — в декабре, прямо под Новый год. Его раздали участникам проекта «Луна-3». Шампанское было выпито, бутылки выброшены, история забыта. И только в 1979 г., после того как информация попала в СМИ, Наталья Сергеевна Королева начала разыскивать эти бутылки. Оказалось, что у бывшей секретарши С.П. Королева случайно осталась одна — свидетельница триумфа советских технологий.

Из частной коллекции Н.С. Королевой

Двигатель ракетный жидкостный ОРМ-1 (опытный ракетный мотор) в разрезе. Модель. Масштаб 1:1. СССР, Московская обл., г. Химки, 1955–1958 гг.

Первый двигатель в серии ОРМ, в которой менее чем за 10 лет в общей сложности вышло более 100 модификаций. Разработан в Газодинамической лаборатории В.П. Глушко. Наряду с двигателями Ф.А. Цандера (ОР-1 и ОР-2) ОРМ-1 был родоначальником советских жидкостных ракетных двигателей. Он работал на смеси бензина с жидким кислородом и развивал тягу до 20 кгс. Основные части двигателя выполнены из стали и плакированы медью. В двигателе применялась система статического водяного охлаждения, ряд функциональных модификаций (например, обратные клапаны), а также золочение с целью защиты от коррозии. В серии ОРМ наиболее успешным считался двигатель ОРМ-65, разработанный на 5 лет позже и прошедший летные испытания на ракетопланах и баллистических ракетах.

Из коллекции Политехнического музея

Двигатель ракетный жидкостный ОРМ-52 (опытный ракетный мотор) в разрезе. Модель. Масштаб 1:1. СССР, Московская обл., г. Химки, 1955–1963 гг.

Этот жидкостный двигатель был разработан в 1933 году в Газодинамической лаборатории В.П. Глушко и стал одним из наиболее тяговитых двигателей в ранней серии ОРМ. Он работал на смеси керосина и азотной кислоты и развивал значительную для того времени тягу — 300 кгс. Благодаря этому двигатель ОРМ-52 вошел в конструкцию одной из первых экспериментальных жидкостных ракет — РЛА-2. По проекту она должна была подниматься вертикально на высоту до 4 километров, а затем выпускать парашют с метеоприборами, расположенный в ее головной части. Вследствие успеха ОРМ-52 вскоре после испытаний в серии появились и более мощные жидкостные двигатели: ОРМ-53 — ОРМ-70, достигавшие тяги в 600 кгс.

Из коллекции Политехнического музея

Двигатель РД-119 ракетный жидкостный. Макет. Масштаб 1:1. СССР, Московская обл., г. Химки, 1962 г.

Двигатель РД-119 применялся во второй ступени одной из модификаций (63С1) ракет-носителей серии «Космос» с 1962 года. Они предназначались для вывода малых автоматических космических аппаратов на эллиптические и круговые околоземные орбиты. Однокамерный РД-119 работал на смеси жидкого кислорода и несимметричного диметилгидразина. Он развивал тягу до 11 000 кгс и очень высокий для такого топлива удельный импульс в 3450 м/c, уступавший только кислородно-водородным двигателям. Также в этом двигателе практически впервые использовались сплавы титана в качестве материала стенок камер сгорания. Это позволило снизить массу камеры, несмотря на существенное увеличение выходного диаметра сопла. Правда, это же вызвало ряд трудностей в производстве, что потребовало модернизации существующих технологий изготовления титановых конструкций.

Из коллекции Политехнического музея

Полноразмерный макет жидкостного ракетного двигателя РД-108 для ракеты Р-7 и космических ракет-носителей семейства «Союз», 1986–1988 гг.

РД-108 был разработан в 1954–1957 годах опытным конструкторским бюро. Фактически он является модификацией РД-107 с четырьмя добавленными рулевыми камерами. Двигатель работает на смеси керосина и жидкого кислорода и развивает тягу до 90 000 кгс. РД-107 и РД-108 создавались для межконтинентальной баллистической ракеты Р-7, которая стала первой успешно прошедшей испытания ракетой этого класса в мире. На основе Р-7 было создано целое семейство ракет-носителей, которые сыграли ключевую роль на ранних этапах освоения космоса. Именно они вывели на орбиту первый искусственный спутник Земли, первое животное и первого человека — Юрия Алексеевича Гагарина. До сих пор в эксплуатации остаются несколько ракет из семейства Р-7, оснащенных модификациями двигателей РД-107 (первая ступень) и РД-108 (вторая ступень). Рулевые двигатели заводом ОКБ В.П. Глушко не изготавливались, на макете не установлены.

Из собрания ОАО «НПО Энергомаш им. В.П. Глушко»

Солнечная батарея СБ-3, 1958 г.

Эта батарея была одной из первых в истории освоения космоса, примененных на практике. В 1954 году инженеры компании Bell Laboratories создали самую первую полноценную солнечную батарею. Спустя всего 4 года СССР и США практически одновременно (17 марта и 15 мая соответственно) запустили искусственные спутники Земли, в конструкцию которых уже входили солнечные батареи. В нашем случае это был «Спутник-3». Он был снабжен небольшим радиомаяком, целью которого в том числе была проверка работоспособности солнечных батарей. Она оказалось успешной: даже после того как истощились основные, химические источники питания, радиомаяк продолжал исправно посылать сигнал. Этот факт экспериментально подтвердил целесообразность использования солнечных батарей в космических аппаратах. Кстати, в настоящий момент на Международной космической станции солнечные батареи являются основным и единственным источником питания.

Из коллекции Государственного музея истории космонавтики им. Циолковского, Калуга