Page 1 Fasebook Group 4 Group 3 Group 8 Group 7 Image 2 Group 34 Group 47 tw vk YouTube

Внешние планеты

СССР стал первой страной, еще в начале 60-х годов начавшей посылать удачные научные беспилотные экспедиции к внешним планетам. Десятки аппаратов, от «Лунохода» до «Веги», отличающиеся неожиданным дизайном и совершенной инженерно-конструкторской начинкой, удачно выполнили свои задания. Луна, соседние Марс и Венера, газовые гиганты, граница Солнечной системы — мы все дальше и дальше отодвигаем пределы познанного.

Лаборатория на Луне «Луноход-1» автоматическая передвижная. Макет. Масштаб 1:3

©Thngs

Первый в мире космический аппарат, предназначенный для передвижения по поверхности другой планеты. Был разработан на Химкинском машиностроительном заводе имени С.А. Лавочкина в конце 1960-х годов. Запуск автоматической межпланетной станции «Луна-17» с «Луноходом-1» на борту состоялся 10 ноября 1970 года. Через неделю, 17 ноября 1970 года, станция совершила посадку и «Луноход-1» по трапу съехал на лунную поверхность в Море Дождей. В общей сложности планетоход проработал около 10 месяцев, в три раза превысив рассчитанный ресурс. Он покрыл расстояние в 10,5 километра, передал на Землю 25 тысяч фотографий и 25 раз провел химический анализ лунного грунта. Кроме того, «Луноход-1» был оборудован уголковым отражателем, который использовался для точного измерения расстояния до Луны. Из-за истощения ресурса радиоизотопного источника энергии 30 сентября 1971 года «Луноход-1» прекратил работу и не вышел на связь. Примечательно, что в 2010 году «Луноход-1» нашли на снимках поверхности Луны, а уже месяц спустя американская группа ученых смогла еще раз попасть лазерным лучом в его уголковый отражатель.

Из коллекции Политехнического музея

Станция «Венера-1» автоматическая межпланетная. Макет. Масштаб 1:1

Первый космический аппарат для исследования Венеры, разработан в конструкторском бюро РКК «Энергия» в конце 1950-х — начале 1960-х годов. По проекту «Венера-1» должна была стартовать с околоземной орбиты в направлении Венеры, на пути к планете провести ряд измерений параметров солнечного ветра и космической радиации, а затем доставить на поверхность предполагаемого венерианского океана герметичную камеру, в которую был помещен вымпел СССР. 4 февраля 1961 года был совершен неудачный запуск «Венеры-1», однако уже 12 февраля состоялся удачный повторный запуск. Вскоре впервые в истории с околоземной орбиты состоялся пуск космического аппарата в направлении другой планеты. Однако на этом удачи «Венеры-1» закончились: через 7 дней станция не вышла на связь. Предполагается, что из-за перегрева отказал датчик навигации по Солнцу. Кроме того, станция была построена так, что ее приемники включались только в определенное время по команде автоматики. Из-за этого экипаж с Земли не мог вручную в нужный момент скорректировать траекторию «Венеры-1». По оценкам, станция все же поставила рекорд и прошла в 100 тысячах километров от Венеры. Кроме того, эта миссия дала толчок целой программе, в рамках которой в общей сложности было запущено больше 20 космических аппаратов для исследования Венеры.

Из коллекции Политехнического музея

Станция межпланетная автоматическая «Венера-4». Макет. Масштаб 1:10

Станция межпланетная автоматическая «Венера-4»

Четвертая в серии и одиннадцатая по сути советская межпланетная станция для исследования Венеры. Была разработана в конструкторском бюро Химкинского машиностроительного завода имени С.А. Лавочкина. С каждым запуском межпланетной станции к поверхности Венеры появлялись новые данные об этой планете, позволявшие модифицировать конструкцию последующих аппаратов. «Венера-4» была рассчитана на температуру 425 градусов Цельсия и давление до 10 атмосфер. Станция должна была доставить на орбиту Венеры спускаемый аппарат, который, в свою очередь, был предназначен для изучения физических и химических параметров атмосферы планеты. «Венера-4» была успешна запущена 12 июня 1967 года, а 18 октября того же года станция достигла Венеры. Миссия шла по плану: спускаемый аппарат отделился от орбитального отсека и на высоте около 60 километров начал парашютный спуск и передачу телеметрии на Землю. Но, к сожалению, оценки давления венерианской атмосферы оказались занижены почти в 10 раз, поэтому спустя 93 минуты на высоте около 30 километров аппарат был раздавлен, когда давление превысило запас прочности (20 атмосфер). Данные, которые успела передать «Венера-4», сильно изменили представление о структуре и составе атмосферы Венеры, поэтому в последующих спускаемых аппаратах запас прочности был последовательно увеличен до 180 атмосфер, что позволило в итоге «Венере-7» в целости и сохранности добраться до поверхности планеты.

Из коллекции Политехнического музея

Спускаемый модуль космического аппарата «Венера-7», 1970 г. Инженерная модель

Седьмая в серии советская межпланетная станция для исследования атмосферы и поверхности Венеры. Разрабатывалась в конструкторском бюро Химкинского машиностроительного завода имени С.А. Лавочкина. После трудной судьбы, постигшей предыдущие венерианские миссии, «Венера-7» была максимально адаптирована для выживания в венерианской атмосфере. Запас прочности спускаемого аппарата, благодаря новому титановому корпусу, составлял целых 180 атмосфер. Уточненные данные о плотности атмосферы Венеры также позволили полностью пересмотреть набор измерительных приборов станции, а к тому же изменить и облегчить конструкцию тормозного парашюта. Запуск «Венеры-7» состоялся 17 августа 1970 года, а 15 декабря станция достигла верхних слоев атмосферы Венеры. Спускаемый аппарат успешно сбросил скорость, несмотря на перегрузки в 350g, и впервые в истории совершил мягкую (относительно) посадку на поверхность другой планеты. Аппарат в общей сложности 53 минуты передавал информацию на Землю, хотя из-за небольшой поломки удавалось передать только показания датчиков, но не телеметрию. Тем не менее, анализ данных позволил впервые рассчитать зависимость давления и температуры венерианской атмосферы от высоты, поэтому миссия была признана успешной.

Из собрания ФГУП «НПО им. С.А. Лавочкина»

Автоматическая межпланетная станция «Луна-16». Макет. Масштаб 1:3. СССР, г. Москва, 1972 г.

©Thngs

Станция была разработана в конструкторском бюро Химкинского машиностроительного завода имени С.А. Лавочкина c целью доставить на Землю образец лунного грунта. Для этого «Луна-16», помимо посадочной платформы, была оснащена возвратной ракетой и возвращаемым аппаратом. Запуск состоялся 12 сентября 1970 года, а 20 сентября станция мягко прилунилась. Из-за ограничений по массе возвращаемого аппарата точка посадки выбиралась так, чтобы начальная траектория ракеты на пути к Земле была как можно ближе к вертикали по отношению к поверхности Луны, что резко упрощало маневрирование и коррекцию траектории. В итоге станция совершила посадку практически на экваторе, в Море Изобилия, поставив рекорд максимальной массы, доставленной на Луну. После забора грунта успешно стартовала возвратная ракета. 24 сентября 1970 года в Казахстане совершил мягкую посадку возвращаемый аппарат с образцом лунного грунта. Таким образом, впервые в истории беспилотный аппарат доставил на Землю вещество с другого астрономического объекта (предыдущий образец грунта привезли американские астронавты — пилоты лунной миссии в рамках программы «Аполлон»).

Из коллекции Политехнического музея

Автоматическая межпланетная станция (АМС) «Венера-9». Модель. Масштаб 1:10. Россия, г. Москва, 1992 г.

©Thngs

Таких станций было две — «Венера-9» и «Венера-10», обе разрабатывались в конструкторском бюро Химкинского машиностроительного завода имени С.А. Лавочкина. Вся программа «Венера» предусматривала создание парных аппаратов, однако многие запуски до этого заканчивались хотя бы для одного неудачей. «Венера-9» и «Венера-10» были запущены 8 и 14 июня 1975 года, а 22 и 25 октября они совершили мягкую посадку на дневную сторону Венеры. Оба спускаемых аппарата вышли на связь и около часа передавили на Землю телеметрию и собранные данные. Впервые в истории удалось получить фотопанорамы поверхности Венеры, а также исследовать химический состав грунта и облаков. После отстыковки спускаемых аппаратов сами станции превратились в искусственные спутники Венеры, выйдя на двухсуточные эллиптические орбиты. «Венера-9» и «Венера-10» стали первыми автоматическими станциями, передавшими фотоизображения поверхности другой планеты.

Из коллекции Политехнического музея

Станция «Марс-3» межпланетная автоматическая. Модель. Масштаб 1:10

Станция четвертого поколения советской программы «Марс» разрабатывалась в конструкторском бюро Химкинского машиностроительного завода имени С.А. Лавочкина в конце 1960-х — начале 1970-х годов и предназначалась для исследования поверхности Марса с орбиты и при помощи спускаемого аппарата. Запуск состоялся 28 мая 1971 года. Станция вышла на земную орбиту, а затем при помощи дополнительного разгонного блока легла на траекторию к Марсу. Через 6 месяцев, 2 декабря 1971 года, спускаемый аппарат впервые в истории совершил мягкую посадку на поверхность Марса, однако передача данных на Землю продлилась лишь 14,5 секунды, после чего аппарат замолчал. Высказывались разные причины, однако наиболее вероятной сейчас считается уход орбитальной станции из зоны видимости спускаемого аппарата или влияние пылевой бури, продлившейся более четырех месяцев. Тем не менее, несмотря на малое количество переданной информации, советский «Марс-3» остается первым в мире аппаратом, мягко приземлившимся на Марс.

Из коллекции Политехнического музея

Станция «Луна-1» автоматическая лунная. Макет. Масштаб 1:2

Разрабатывалась в ОКБ-1 (ныне РКК «Энергия»), стала четвертой станцией в советской программе «Луна» и первой станцией, запуск которой закончился успешно: предыдущие три раза не удались из-за аварий ракет-носителей. Целью станции было достижение поверхности Луны, а также выполнение по пути ряда бортовых экспериментов. Запуск состоялся 2 января 1959 года, станция успешно вышла на расчетную траекторию, однако из-за ошибки в расчетах в Луну не попала, пролетев в 6000 километрах от земного спутника. Причиной происшествия стал тот факт, что во время коррекции траектории не учли время, которое требовалось сигналу, чтобы достичь станции с Земли. Тем не менее «Луна-1» все же поставила ряд важных рекордов, в частности стала первым искусственным спутником Солнца, так как развила вторую космическую скорость. Кроме того, бортовой магнитометр впервые зафиксировал внешний радиационный пояс Земли, а также в первый раз в истории были измерены параметры солнечного ветра. По пути к Луне станция создала искусственную комету, выпустив около килограмма паров натрия: облако можно было наблюдать с Земли.

Из коллекции Политехнического музея

Автоматическая лунная станция «Луна-3». Макет. Масштаб 1:3

©Thngs

Седьмая в общей сложности станция советской программы «Луна», разработана в ОКБ-1 (ныне РКК «Энергия»). Основной миссией станции была фотосъемка поверхности Луны, в частности недосягаемой для земных телескопов обратной ее стороны. Запуск состоялся 4 октября 1959 года, меньше чем через год после «Луны-1». Траектория станции была очень сложной для своего времени — в ней впервые в освоении космоса был применен гравитационный маневр, позволивший станции облететь Луну с обратной стороны и благодаря полученному ускорению вернуться назад к Земле. 7 октября станция сфотографировала Луну, в том числе обратную сторону. Прямо на борту автоматика проявила пленку (цифровых камер еще не было) и передала изображение на Землю. Согласно расчету, «Луна-3» должна была несколько раз выйти на связь с Землей, чтобы передать фотоснимки с близкого расстояния, однако повторного сеанса связи не состоялось. Несмотря на зашумленность полученных фотографий, благодаря им удалось разглядеть доселе невиданные участки лунной поверхности и дать названия многим из них.

Из коллекции Политехнического музея

Станция «Луна-9» межпланетная автоматическая. Макет. Масштаб 1:3

В общей сложности двадцатая станция советской программы «Луна» была разработана в конструкторском бюро Химкинского машиностроительного завода имени С.А. Лавочкина. «Луна-9» была девятой по счету советской станцией, миссией которой была мягкая посадка на Луну, и при этом первой в мире, которой удалось осуществить такую миссию. Запуск прошел 31 января 1966 года, станция вышла на опорную околоземную орбиту, после чего была направлена к Луне. Посадка прошла 3 февраля 1966 года в Океане Бурь: на поверхность Луны был успешно доставлен модуль массой около 100 килограммов. Аппарат отработал более 50 часов связи с Землей, во время которых передавал фотопанорамы Луны, а также данные об интенсивности радиации космических лучей и лунного грунта.

Из коллекции Политехнического музея

Часть аэростатного комплекса автоматической межпланетной станции «Вега»: контейнер с крышкой для укладки парашюта и гондолы научной аппаратуры. Макет. СССР, Московская обл., г. Химки, 1980−1984 гг.

Модель аэростата межпланетной станции «Вега»: контейнер аэростатный

Практически идентичные аппараты «Вега-1» и «Вега-2» были разработаны в конструкторском бюро НПО машиностроительного завода имени С.А. Лавочкина. Необычное название им досталось благодаря уникальности их миссии: станции должны были сначала доставить к Венере по два различных агрегата (посадочный аппарат и аэростатный комплекс), а затем направиться на встречу с кометой Галлея, которую им предстояло сфотографировать и провести ряд измерений ее окружения. АМС «Вега-2» выполнила программу полностью. У посадочного аппарата АМС «Вега-1» на высоте 3 км над поверхностью Венеры по неустановленной причине сработали ударные датчики посадки на поверхность, которые включили механизм забора и анализа грунта. Эту часть программы СА не выполнил. Аэростатный зонд дрейфовал на высоте 54 км в течение 45,5 час и передавал на Земля научные данные об атмосфере Венеры.


Из коллекции Политехнического музея

Двигатель ракетный жидкостный 11Д425А для автоматических межпланетных станций. СССР, Московская обл., г. Калининград, 1979 г.

©Thngs

Жидкостные ракетные двигатели из серии 11Д425 разрабатывались и строились в Конструкторском бюро химического машиностроения им. А.М. Исаева. Они применялись в конструкции автоматических межпланетных орбитальных станций, созданных в рамках космических программ «Венера» и «Марс». Основной задачей двигателей была коррекция траектории и торможение станций. Представленная здесь модификация 11Д425А с тягой до 2000 кгс использовалась в аппаратах серии М-73, ставших в итоге миссиями «Марс-4» — «Марс-7». В их задачи входило создание искусственного спутника Марса и доставка спускаемого аппарата на поверхность. Все четыре станции успешно достигли Марса, однако лишь двум из них удалось выполнить свою миссию: «Марс-5» благополучно вышел на орбиту Красной планеты, а спускаемый аппарат «Марс-6» совершил посадку и выполнил свою научную программу.

Из коллекции Политехнического музея

Личная ложка Сергея Крикалева, 1988 г.

Космонавт, кандидат наук, мастер спорта, фотограф — «талантливый человек талантлив во всем». Сергей Константинович Крикалев родился 27 августа 1958 года, в 1981-м окончил институт, в 1988-м совершил свой первый из шести полетов в космос. В 1989 году получил звание Героя Советского Союза, а в 1992-м — Героя Российской Федерации (звезда Героя РФ № 1). Интересно, что во второй свой полет Крикалев полетел из СССР, а вернулся на Землю уже несколько месяцев спустя после его распада. В 1994 году стал первым российским космонавтом, совершившим полет на американском шаттле («Дискавери»), а через четыре года взлетел уже на другом шаттле («Индевор»). Крикалев был одним из двух членов экипажа, впервые открывших люк на Международную космическую станцию. Во время своего шестого полета в 2005 году установил рекорд по самому долгому пребыванию человека в космосе: 803 дня. Рекорд продержался до 2015 года, когда его побил Геннадий Падалка. Восемь раз выходил в открытый космос, суммарная продолжительность выходов — 41 час 26 минут. Представленная здесь ложка Сергея Крикалева является необычным экспонатом, так как личные вещи космонавтов очень редки. На орбиту можно взять только полтора килограмма, поэтому космонавты чаще всего везут с собой фотографии и подарки от членов семьи, например мягкие игрушки. Разумеется, такие предметы нечасто достаются музеям, а вот ложке повезло.

Аварийный запас «Гранат»

Предназначался для выживания экипажа в случае приземления возвратного модуля вне штатного района посадки. Носимый аварийный запас «Гранат» был частью обязательной экипировки корабля «Союз». В комплект входил полный набор необходимых инструментов и материалов для создания базового лагеря, нахождения еды и выхода на радиосвязь. В разных версиях «Граната» можно было найти аптечку, мультитулы, рыболовные снасти, средства для обеззараживания воды, рацию с комплектом батарей, одеяла, фонарь, нитки, компас, универсальный нож-мачете и многое другое. Примечательна и изобретательность, присущая разработчикам снаряжения для космонавтов: например, металлическую крышку от аптечки предписывалось использовать в качестве сковородки.

Из собрания предприятия НПП «Звезда»

Медикаменты: турунда кровоостанавливающая. НИИ медико-биологических проблем Минздрава СССР, 1987 г.

Аптечка в обязательном порядке присутствуют на каждом пилотируемом космическом аппарате. Это неизбежно, так как от несчастного случая и мелких бытовых травм не застрахован никто, даже космонавты, которые отличаются прекрасным здоровьем. Современные космические корабли класса «Союз» снабжены двумя аптечками разного состава, несмотря на то, что полет до стыковки с Международной космической станцией обычно длится не больше 6 часов. Одна из аптечек укомплектована препаратами, которые помогают бороться с перегрузками и последствиями пребывания в невесомости, а другая — препаратами первой помощи. На МКС ситуация обстоит иначе: поскольку на станции космонавты находятся по нескольку месяцев, требуется иметь более серьезный запас медикаментов, в том числе препараты и средства экстренной помощи. По состоянию на 2014 год в российском сегменте МКС находилось 18 укладок с лекарственными препаратами. На американском сегменте аналогичных укладок было лишь 9, однако там были не только лекарства, но и несколько приборов для базовой диагностики: офтальмоскоп для осмотра глаз, отоскоп для ушей, фонендоскоп для прослушивания легких. Также на МКС есть набор для экспресс-анализа крови, который регулярно проводят все члены экипажа. На Земле круглосуточно дежурит группа полетных врачей, в задачи которых входит мониторинг здоровья космонавтов. На борту МКС по очевидным причинам нет какой-либо серьезной медицинской аппаратуры, поэтому в случае экстренной ситуации космонавты должны при помощи имеющихся медикаментов продержаться 72 часа — такое время требуется, чтобы на Земле приготовиться к встрече экипажа из космоса.

Из коллекции Политехнического музея

Установка холодильная БХ-2 космической станции «Мир». СССР, г. Москва. 1988 г.

Установка холодильная БХ-2 космической станции «Мир»

Бортовой холодильник БХ-2 был разработан для хранения продуктов питания на орбитальных станциях «Салют» и «Мир». Для понижения температуры в холодильной камере избыточное тепло отводится в космическое пространство. Для этого теплообменник размещают снаружи на теневой стенке корабля. На первых космических пилотируемых кораблях космонавты питались из туб, содержимое которых представляло собой мясное, фруктовое и овощное пюре. Задача долгого хранения продуктов просто не стояла. Для долговременных экспедиций на долговременных орбитальных станциях были разработаны улучшенные рационы питания (например, борщ, рассольник или рагу с овощами). А грузовые корабли доставляли космонавтам посылки от членов семей даже с натуральными продуктами питания. Поэтому возникла необходимость иметь на борту холодильник (в БХ-2 — пять отсеков). Чтобы при открытии крышки холодильника продукты не «уплыли» из отсеков из-за невесомости, отсеки перекрывались тканевыми лентами с крючками.

Из коллекции Политехнического музея

Инструмент для работы в открытом космосе — ключ анкерный

Даже простейшие инструменты в космосе из-за невесомости приобретают ряд особенностей, вследствие которых с ними невозможно работать. Например, при ударе молотком по поверхности космонавт очень быстро полетит назад, а попытавшись вывернуть винт, сам начнет вращаться в противоположную сторону, причем винт с места даже не стронется. Для решения этих проблем был разработан специальный космический инструмент, а также набор методов для выполнения работ в космосе. Во-первых, все орбитальные станции оборудованы специальными креплениями для ног, как фиксированными, так и переносными. Они позволяют создать необходимый упор при работе. Во-вторых, во ВНИИ строительного механизированного инструмента были созданы специальные молотки, отвертки и пассатижи, позволяющие космонавтам комфортно работать в условиях невесомости. Так, безреактивный молоток был полым изнутри, а в этой полости находились металлические шарики. При ударе они отскакивали и таким образом компенсировали большую часть отдачи: молоток как будто прилипал к стенке. Отвертки же были снабжены специальными насадками, обеспечивающими плотное прилегание к головке болта, а их ручки крепились перпендикулярно оси вращения, что позволяло приложить большее усилие. В последнее время для выполнения более сложных работ для космонавтов создается специальный полуавтоматический инструмент. Он применялся, к примеру, во время ремонта орбитального телескопа «Хаббл» в 2009 году.

Из коллекции Политехнического музея

Продукты рациона для питания экипажей космических кораблей (комплект образцов в бутафорском исполнении): телятина

Вопреки устоявшемуся мнению, что в космосе вся еда однородная и исключительно в тюбике, все уже давно не так. Первые запуски кораблей «Восток» действительно предполагали достаточно однообразное питание в металлических тубах, однако с тех пор многое изменилось. Современный рацион космонавта на МКС в общей сложности включает около 200 блюд. Большая часть из них поставляется в виде брикетов, из которых при помощи сублимационной сушки удалена вода — это уменьшает их массу, что важно, потому что подъем на орбиту буквально делает каждый грамм груза золотым. В тюбиках до сих пор поставляются различные соусы и супы. Нередко на орбите встречаются свежие фрукты, сладости и даже экзотические продукты — все это передают в виде посылок родственники космонавтов в рамках программы психологической поддержки. Разумеется, все продукты проходят строгий отбор и дезинфекцию. В связи с особенностями невесомости существуют и специальные предметы интерьера, облегчающие прием пищи. Например, стол, покрытый липкой лентой, чтобы приклеить банку консервов, пока открываешь тубу с соусом. Ранее вместо липкой ленты пробовали использовать стол-пылесос (создающий разрежение над поверхностью), но он на орбите не прижился. За рационом космонавтов строго следят, поэтому все приемы пищи регламентированы. В день мужчине космонавту необходимо съедать 3000 кКал, а женщине — 2700 кКал.

Из коллекции Политехнического музея