Page 1 Fasebook Group 4 Group 3 Group 8 Group 7 Image 2 Group 34 Group 47 tw vk YouTube

Жизнь на орбите

Распад Советского Союза в 1991 не оборвал наш полет, российская космическая программа продолжается. В строительстве Международной космической станции России отведена главная роль — она до сих пор является единственной страной, способной запускать пилотируемые корабли к МКС, а российские космонавты играют ведущую роль в починке станции и решении срочных технических проблем. Космическая станция — это большой комплекс сложнейших технологий, от управления комплексом до регенерации воздуха, душа и туалетов.

Агрегат периферийный андрогинный стыковки (АПАС) (технологический дубликат). СССР, Московская обл., г. Калининград, 1973 г.

Ключевой механизм, использующийся для стыковки космических аппаратов в космосе — например, для пристыковки дополнительных модулей к космической станции. Разработан в конструкторском бюро «Энергия» в начале 1970-х годов. Агрегаты стыковки подразделяются на два основных класса: активно-пассивные и универсальные. В первом случае агрегаты на двух стыкующихся кораблях несимметричны, чаще всего один имеет форму штыря, другой — конуса. Такая система более точна в наведении, но не универсальна: два космических аппарата с одинаковыми (штырь-штырь или конус-конус) агрегатами состыковаться не могут. Для устранения этого недостатка был разработан андрогинный агрегат: один АПАС всегда мог пристыковаться к другому, независимо от того, пассивный он или активный. Впервые АПАС-75 был применен в июле 1975 года во время экспериментального полета «Союз» — «Аполлон». При помощи системы АПАС корабли дважды успешно провели стыковку и в общей сложности находились в состыкованном состоянии почти 47 часов. Позднее появились более совершенные модификации — АПАС-89 и АПАС-95, последняя используется и в настоящее время. На Международной космической станции также используется аналогичная система Единый механизм пристыковки, благодаря которой со станцией стыкуются корабли H-II Transfer Vehicle, Cygnus и Dragon SpaceX.

Из коллекции Политехнического музея

Барокамера «Иртыш-МТ»

Разработка этой камеры стартовала в начале 1970-х годов во Всесоюзном научно-исследовательском и испытательном институте медицинской техники во время подготовки одного из космических полетов. В то время в СССР не было переносных барокамер, а потребность в них была, причем не только в космической отрасли. Создание камеры «Иртыш-МТ» завершилось в 1974 году. При весе всего в 75 килограммов она позволяла создавать избыточное давление до 1,2 атмосферы, а запаса кислорода хватало на часовой баросеанс. При этом за счет уникальной конструкции, сочетавшей жесткие полусферы и мягкую гофрированную стенку, камера была очень легка в транспортировке и разворачивалась на месте за считаные минуты. Ее активно использовали во время военных действий в Афганистане, а также во время спасательных работ после Спитакского землетрясения в Армении в 1988 году. В настоящий момент создана обновленная версия этой барокамеры под названием «Иртыш-2МТ».

Из собрания предприятия НПП «Звезда»

Душевая кабина станции «Мир». 1986 г.

Необычный экспонат, с которым связано много мифов из разряда «а как космонавты…». Даже с базовыми гигиеническими операциями на орбите возникает множество проблем, поэтому основным средством гигиены в космосе были и остаются влажные салфетки, полотенца и специальный сухой шампунь. Тем не менее, еще с 1970-х годов (на станции «Салют-6») появились функционирующие в невесомости душевые кабины. Казалось бы, откуда на космической станции столько воды? На самом деле для мытья ее много и не требуется, так как она не стекает вниз, как на Земле. Воду «ловят» и растирают по всему телу, при этом кабина создает потоки воздуха, чтобы жидкость не разлеталась в стороны. Самым сложной частью принятия душа, по словам космонавтов, является последующая очистка помещения от разлетевшейся воды, поэтому на станции «Мир» душевую кабину переоборудовали в более удобную сауну. Любопытно, что на Международной космической станции и от душа, и от сауны пока отказались и вернулись к влажным салфеткам.

Из собрания предприятия НПП «Звезда»

Спускаемый аппарат космического корабля «Союз ТМ-14», 1992 г.

Спускаемый аппарат космического корабля «Союз ТМ-14»

«Союз ТМ-14» доставил на орбитальную станцию «Мир» экипаж одиннадцатой миссии, в состав которой входили россияне Александр Викторенко и Александр Калери, а также немец Клаус-Дитрих Фладе. Этот полет примечателен тем, что был первым после распада СССР, а также первым российско-германским полетом. Запуск и стыковка прошли в штатном режиме, российские космонавты провели на станции 145 дней, а Клаус-Дитрих Фладе вернулся на родную планету спустя 8 суток с экипажем корабля «Союз ТМ-13». Во время миссии был выполнен ряд важных научных экспериментов по исследованию генома, выращиванию сверхчистых кристаллов и физиологическому влиянию невесомости. По возвращении в экипаже «Союза ТМ-14» также находился француз Мишель Тонини, прилетевший ранее на «Мир» в составе двенадцатой экспедиции. Посадка «Союза ТМ-14» в целом прошла успешно, однако спускаемый аппарат в итоге приземлился посадочным люком вниз. Космонавты не пострадали.

Из собрания ОАО «РКК "Энергия" им. С.П. Королева»